Частные займы

Этот традиционный, издавна известный вид инвестиций стал весьма привлекательным в период экономического спада 2008–2009 годов.
Одно из важнейших последствий кризиса — значительное ухудшение ситуации с кредитами. Дешевые импортные кредиты из российской экономики резко выдернули, многие банки и финансовые компании стали испытывать серьезные проблемы с ликвидностью.
В результате банки кричат, что денег нет, и требуют у компаний возврата выданных кредитов. Причем новые кредиты давать не торопятся из-за сомнений в платежеспособности заемщиков. Встает вопрос: если у компании заключен с банком кредитный договор и она должным образом выполняет все его существенные условия, как банк может потребовать досрочного погашения кредита? Просто так не может.

Но дело в том, что срок любого кредитного договора рано или поздно истекает. У каждого банка есть клиенты, сроки выдачи кредитов которым закончились в октябре, ноябре, декабре 2008 года, январе 2009 года и т. д. Сначала банки на законном основании настаивают, чтобы кредиты были своевременно возвращены. А потом не спешат выдавать новые. Тем временем денежки от клиентов активно перетекают обратно в банки.
Почему банки приостановили выдачу клиентам новых кредитов? А кто сказал, что приостановили? Действительно, создается куча препон и напрямую получить у банка кредит на протяжении многих месяцев было практически нереально. Зато появились многочисленные жучки-посредники, которые обещают посодействовать в получении кредита — не бескорыстно, разумеется. Впрочем, цель банков вовсе не в том, чтобы кормить посредников. Дело в другом. Если компания может получить кредит только через посредника — она однозначно выступает в роли просителя. А уж банк милостиво решает, выдать кредит или нет. И если кредит выдается — то на условиях банка. А значит, процент по кредиту можно поднять до небес. Да и в обеспечение взять что-нибудь ценное, чтобы клиенту совсем некуда было деваться.
Так, у «Райффайзенбанка» эффективная ставка кредитования одного уверенно стоящего на ногах сибирского производственного предприятия осенью 2008 года поднялась с 8,5 до… 28 % (!) годовых. При таком увеличении процентной ставки какой идиот будет пролонгировать старые кредиты, выданные еще под 8–15 % годовых? Вот и получается, что на людях банкиры громче всех орут, как все плохо. А когда посторонних рядом нет, многие из них молча улыбаются с довольным видом — точь-в-точь коты, обожравшиеся сметаной.
Чем хорошо такое положение дел? Оно открывает отличные возможности для предоставления частных займов. Многие сильные и достойные компании из-за описанной выше банковской политики испытывают нехватку оборотных средств. Не то чтобы это делало их убыточными или угрожало их существованию. Но их доходы значительно меньше, чем могут быть.
В этих условиях им можно предложить частные займы под весьма интересный процент. В среднем займы предоставляются под 3–4 % в месяц (в Казани — и под 5 % в месяц). В сложившихся обстоятельствах 2,5 % в месяц можно считать дружескими условиями. Если у Вас лежит миллиончик-другой в банке, подумайте: а стоит ли их там держать? Какой-то резерв, конечно, нужно на всякий случай оставить. А остальное лучше разместить в виде инвестиций на значительно более выгодных условиях, чем может предоставить любой банк.
* 2,5 % в месяц — 30 % годовых.
* 3 % в месяц — 36 % годовых.
* 4 % в месяц — 48 % годовых.
* 5 % в месяц — это уже 60 % годовых.
Представляете, какая красота? С каждого миллиона Вам ежемесячно поступают дивиденды в размере 25 000–30 000, а то и 40 000–50 000. За год набегает от 300 000–360 000 до 480 000–600 000. А ежемесячный доход с 10 миллионов составит как минимум 250 000–300 000.
Еще раз повторюсь: нигде и никогда нет такой доходности инвестиций, как в период кризиса или коррекции рынка. Потому-то и нужно было готовиться к кризису. Заранее, когда с экономикой все было хорошо, откладывать часть заработанного, накапливать, держать в готовом к использованию виде. Теперь же настал момент собирать урожай.
Мой Вам совет: не инвестируйте деньги в нищих! Не отдавайте с таким трудом заработанные средства на спасение бизнеса. Значительно приятнее и выгоднее иметь дело с богатыми по принципу «деньги к деньгам». Инвестируйте в те компании, которые и сами по себе чувствуют себя нормально, но с Вашими деньгами смогут зарабатывать существенно больше.
И еще один совет: инвестируйте деньги только на достаточно ощутимый срок — как минимум на год. Сразу договаривайтесь: если компания берет у Вас заем, то она возвращает Вам его не раньше, чем через год, а до этого каждый месяц платит оговоренный процент.
На мой вкус, разумнее и выгоднее всего инвестировать средства в крепкий, устойчивый бизнес под разумный процент и на длительный срок. Не стоит гоняться за слишком большим процентом: это всегда большой риск. В одних случаях Вы рискуете не вернуть вложенные средства. В других же случаях заемщик найдет способ перекредитоваться под более низкий процент. Пусть Вы и получите свои деньги назад с процентами, дальше Вам придется снова думать, куда их разместить. Отдать деньги, вернуть деньги, опять отдать, опять вернуть… Риск возникает при каждой операции. И особенно с каждым новым заемщиком. А пока деньги лежат на банковских счетах, они почти не приносят дохода. Не лучше ли спокойно получать разумный доход ежемесячно на протяжении длительного времени? А время и силы лучше направить на увеличение инвестиционного капитала.
В 2010 году банковский сектор начал активизироваться. Кредиты выдаются значительно легче, чем весной 2009 года, и под более разумные проценты. Значит ли это, что частные займы стали неактуальны?
Вряд ли. Частные займы стары, как мир. Деньги ссужали под проценты еще в древнем Вавилоне, несколько тысяч лет назад. Вы можете прочитать о том, как занимались частными займами итальянские банкиры во Франции, в книгах цикла «Проклятые короли» Мориса Дрюона («Железный король» и последующие). Некоторых характерные персонажи из числа русских купцов и финансовых деятелей, ссужавших деньги под проценты в Москве в конце XIX — начале XX века, описаны в книге Гиляровского «Москва и москвичи». О том, как вели операции евреи-факторы, финансисты королей, Вы узнаете из книги Фейхтвангера «Еврей Зюсс».
Вы возразите, что не претендуете на роль финансиста королей, да и соответствующих средств и связей у Вас нет. А заодно спросите, зачем нужен частный финансист с небольшим капиталом, составляющим всего несколько миллионов или десятков миллионов рублей, когда вокруг столько банков, готовых оформить и предоставить любые кредиты?
Место для частных финансистов найдется всегда, поскольку банки тоже не все могут и не все знают. Это хорошо объясняет Ли Куан Ю, бессменный премьер-министр (а позднее министр-наставник) Сингапура, на примере индусов, живущих в Африке.
Ущерб молодым государствам был нанесен еще и тем, что этнические меньшинства в этих странах, в основном индусы в странах Африки, оказались вытеснены либо в результате расовых беспорядков, либо законодательным путем. Зачастую они были владельцами магазинов и играли роль деревенских банкиров, зная, кто из жителей был, а кто не был платежеспособен. С этими обязанностями деревенских банкиров не могли справиться ни местная администрация, ни Корпус мира США (US Peace Corps), ни чиновники Британской добровольческой службы (British Voluntary Service).
Ли Куан Ю «Сингапурская история: из „третьего мира“ — в „первый“»
Теперь становится понятнее роль частных финансистов в экономике. Банки предоставляют ресурсы либо довольно крупным организациям, которые могут обеспечить залог, либо в виде потребительских кредитов частным лицам. Посередине же остается значительная прослойка тех займов, которые требуются для инвестиций на развитие малого и среднего бизнеса, но еще не могут быть обеспечены полноценным, учитываемым банками залогом. Эти деньги прежде всего вкладываются в человека, который руководит бизнес-проектом, а уж потом — в сам бизнес-проект. Без понимания людей, способности оценить перспективность вложений и надежность заемщика невозможно с успехом предоставлять подобные займы.
ПРИМЕР
Во время семинаров и тренингов, в перерывах на обед и после завершения очередного дня я обычно провожу ряд встреч. Со мной встречаются собственники компаний для экспресс-диагностики своих сбытовых подразделений. С тем, чтобы определить факторы риска, уязвимые моменты в работе и запланировать пути к увеличению продаж.
На одной из таких встреч в конце 2009 года владелец бизнеса обрисовал причины проблем, которые возникли с продажами в его компании. Несмотря на кризис, бизнес вполне мог развиваться. Товары, на продаже которых специализировалась компания, оставались востребованными. Однако из-за нехватки оборотных средств и, следовательно, недостаточных складских запасов часто не удавалось выполнять заказы клиентов, присылавших заявки. В результате все больше и больше клиентов отказывались от услуг компании. Понятное дело, обороты и доходы резко упали. В сложившихся обстоятельствах усиливать работу отдела продаж вряд ли имело смысл. Что толку нанимать новых сотрудников, если катастрофически не хватает товара для того, чтобы обеспечить поставки клиентам, уже работающим с компанией?
Откуда же возникла нехватка оборотного капитала? За год с небольшим до этого владелец бизнеса приобрел в собственность крупную коммерческую недвижимость. Частично приобретение финансировалось за счет доходов предыдущих периодов, частично — за счет выведения некоторой доли оборотных средств из бизнеса, частично — за счет банковских кредитов. Кредиты в основном были предоставлены на срок от одного года до полутора лет.
Осенью 2008 года начался экономический спад. Бизнес, ослабленный выведением части оборотных средств, уже не мог обеспечивать прежнюю доходность. Вдобавок из уменьшившихся доходов приходилось гасить проценты по банковским кредитам. Но это было лишь частью проблемы. Главная беда заключалась в том, что банковские кредиты требовалось выплачивать по жесткому графику.
Итак, владелец бизнеса занял деньги у банков весной-летом 2008 года, поскольку к тому моменту оборотных средств компании оказалось явно недостаточно для успешного ведения операций. После начала кризиса компания не могла за год заработать столько средств, чтобы восполнить недостающий оборотный капитал. Но при этом в течение следующих года-полутора необходимо было вернуть все занятые у банков средства. Да еще с процентами! К тому же в 2009 году банки настойчиво требовали своевременной выплаты как процентов по кредиту, так и тела кредита, отказывая и в пролонгации старых кредитов, и в выдаче новых кредитов после погашения предыдущих. Получилось, что владелец бизнеса поправил свое финансовое положение с помощью банковских кредитов в 2008 году только для того, чтобы из-за этих же кредитов опуститься в еще большую яму в 2009-м.
Моя точка зрения на ситуацию сводилась к следующему. Для решения проблем с нехваткой оборотного капитала владелец бизнеса использовал совершенно неподходящие финансовые инструменты. Какой смысл занимать средства, если через год их придется вернуть с процентами? Ведь очевидно, что за этот год не удастся заработать столько, чтобы восполнить нехватку оборотного капитала. А спустя год возврат заемных средств с процентами только усугубит проблему, которая существовала изначально.
Другое дело — частные займы. Частный финансист не всегда заинтересован в том, чтобы через год заем был возвращен. Возможно, он предпочтет на протяжении длительного времени получать проценты на свой капитал, оставляя его в распоряжении заемщика в течение согласованного сторонами срока.
Высокая рентабельность рассматриваемого бизнеса позволяла не только выплачивать проценты по займу, но и ежемесячно увеличивать собственный оборотный капитал за счет оставшейся части прибыли. Через какое-то время, повысив рентабельность и доходность компании и увеличив собственные финансовые ресурсы, можно было спокойно начинать гасить по частям тело кредита. Чтобы бизнес не страдал и его доходность не падала из-за недостатка оборотных средств, возврат основной суммы займа можно было проводить по частям в 2010–2011 годах, но никак не в 2009 году.
Что я мог порекомендовать в этой ситуации? Я спросил у владельца бизнеса, какова нехватка оборотных средств в настоящий момент. Он назвал две суммы. Ту, которая требуется по минимуму. И ту, которая могла обеспечить более или менее полное выполнение заявок, стабильно поступающих от клиентов.
«Хорошо, — сказал я. — У меня есть опыт предоставления частных займов моим хорошим знакомым и деловым партнерам. Если бы мы с Вами были знакомы несколько лет и я знал, как идут дела в Вашей компании, то мог бы принять решение о предоставлении Вам займа. Сумма, которая требуется Вам исходя из минимальных потребностей Вашего бизнеса, имеется у меня в наличии. Я уверен, что, как только Ваш оборотный капитал увеличится благодаря привлеченным средствам, доходность Вашего бизнеса существенно возрастет. Тогда можно было бы обсудить вопрос о дополнительном финансировании.
Таким образом, сложность заключается в том, что мы с Вами только что познакомились. Является ли это непреодолимым препятствием? Думаю, нет. Если Вас интересует возможность получения финансирования, прошу Вас принести мне завтра такие-то и такие-то документы. У меня есть несколько деловых партнеров в Вашем городе. Я наведу справки. Если я приму положительное решение о предоставлении финансирования, то смогу обеспечить Вам заем в течение недели. А после того как мы поработаем вместе некоторое время и посмотрим друг на друга в деле, можно будет говорить о дальнейшем».
Частные займы могут не только приносить доход, но и способствовать укреплению приятельских и дружеских отношений с интересными людьми. Однако нужно всегда помнить, что ростовщичество — это высокорискованный вид инвестиций.
ПРИМЕР 1
Один из моих знакомых рассказал о том, как он инвестировал средства в бизнес своего друга, развивавшего сеть фастфуда. На момент их знакомства эта сеть, известная в своем регионе, уже была вполне успешным и доходным предприятием. Для развития сети и организации новых точек могли быть задействованы заемные средства. Причем доходность позволяла в течение года-двух выплачивать вполне приемлемые проценты по займу, после чего тот мог быть погашен за счет доходов бизнеса.
Первый заем был сделан в размере миллиона рублей. Через год с небольшим эти средства были возвращены. Доходность оказалась неплохой, развитие бизнеса можно было финансировать за счет собственных средств. Смысла в дальнейшем использовании дорогих заемных ресурсов не было. На протяжении всего периода ежемесячная выплата процентов производилась четко и своевременно.
В течение следующего года приятельские отношения между моим знакомым и его другом продолжались. Они регулярно встречались, общались, обменивались мнениями по вопросам развития бизнеса. При этом новых совместных финансовых операций не проводилось. С 2007 года возобновилось активное развитие сети фастфуда. И вновь появилась необходимость в заемных средствах. Мой знакомый предоставил своему другу заем в миллион рублей. Потом размер займа был увеличен до 3 миллионов. Проценты по-прежнему выплачивались четко и своевременно.
В 2008 году владелец и управляющий сети фастфуда активно развивал свое производство. Был осуществлен переезд в новый офис с обширными производственными площадями, закуплено дополнительное оборудование. Параллельно шло развитие точек нового формата. Если раньше сеть в основном вела реализацию через уличные точки, работающие на вынос, то теперь начали организовываться крытые кафе со столиками. На это требовались дополнительные инвестиции. И заем был увеличен до 6 миллионов рублей.
С наступлением кризиса осенью 2008 и зимой 2008/2009 года многие рестораны и сети быстрого питания стали сворачивать деятельность. Начали освобождаться места на фуд-кортах в крупных торговых центрах с хорошей проходимостью. Владелец сети фастфуда решил занять эти места, чтобы переориентировать свой бизнес на продажи в крытых помещениях, менее зависящих от сезонности, чем уличные точки, работающие на вынос. Вновь возникла необходимость в привлечении заемных средств. Размер займа был увеличен до 7,5 миллиона, потом — до 10, и наконец — до 12 миллионов рублей.
Все это время выплата процентов производилась четко и своевременно. Владелец бизнеса рассказывал о том, как он изменяет формат своих точек и увеличивает прибыль. По его словам, общий оборот компании рос. Хотя и не так быстро, как хотелось бы.
Под новый 2010 год, когда его исполнительный директор ушел из компании, владелец сети фастфуда решил вновь взять на себя оперативное управление бизнесом. В начале 2010 года при очередных встречах со своим другом-инвестором он жаловался на пониженное давление. Видно было, что он перегружен рабочими вопросами и изрядно измотан. Весной 2010 года он неожиданно умер: отказало сердце. Он не дожил до 36 лет.
После его смерти выяснилось, что положение дел было весьма неблагополучным. Оказалось, займов было несколько. И 12-миллионный заем был далеко не самым крупным. Всего за два года было привлечено около 40 миллионов рублей. При этом стоимость имущества (оборудования, мебели и т. д.), приобретенного за то время и имеющего реальную оценочную стоимость, составляла чуть более 9 миллионов рублей. Тогда как операционная задолженность бизнеса составляла свыше 10 миллионов рублей, включая задолженность по зарплате за 3–4 месяца и долги перед бюджетом. В результате около 40 миллионов были потеряно безвозвратно: ушли на ремонт и отделку арендованных помещений и выплату аренды.
Бизнес приносил доход, пока был сделан «на коленке», с минимумом затрат. Попытка развить его так, чтобы все было организовано на высоком уровне, оказалась смертельной в буквальном смысле. Инвесторы потеряли свои средства, а собственник — жизнь.
ПРИМЕР 2
Другой мой знакомый рассказывал о своем бывшем сотоварище, который растратил средства партнеров, знакомых и друзей в размере более 100 миллионов рублей. Этот самый сотоварищ оказывал определенного рода финансовые услуги, для предоставления которых необходим оборотный капитал. Вот он и занимал этот капитал. Разумеется, под проценты.
В определенный момент его финансы пошли вразнос. Одной из причин было то, что он частенько посещал казино и играл на деньги. Поскольку игра складывалась не слишком удачно для него и он скорее проигрывал, чем выигрывал, в его финансах стали образовываться зияющие дыры. Чтобы отдалить неизбежный крах, он начал занимать еще и еще. Для этого ему пришлось предлагать своим знакомым более привлекательные, то есть более высокие, проценты по займам. Расчет делался на то, что дополнительный оборотный капитал позволит больше заработать на финансовых услугах. И эти доходы позволят расплатиться с долгами.
В какой-то момент наш деятель почти смог выпутаться. И на радостях отправился в казино. Где нарвался на бандитов, которые подсадили его на новый долг. После этого начался обвал. «Финансист» занимал везде, где только мог, но ситуация лишь ухудшалась. Тогда-то общая сумма его долгов и выросла до 100 миллионов.
Мой знакомый, который рассказал эту историю, был одним из кредиторов. Слава богу, долг оказался небольшой. И основную его часть знакомый успел себе вернуть. Правда, не деньгами, а натурой. В том числе забрал у «финансиста» часы Audemars Piguet стоимостью около миллиона. Не прошло и двух недель, как деятель сбежал из родного города. Теперь он в бегах, скрывается от кредиторов.
ПРИМЕР 3
Еще один мой знакомый инвестор смог более удачно выпутаться из рискованной ситуации. Он вложил довольно крупный капитал (превышающий 200 миллионов) в бизнес, специализирующийся на торговле ГСМ. Управляли этим бизнесом два его партнера. Некоторое время все шло нормально, обороты росли. По договоренности капитал был инвестирован под фиксированный ежемесячный процент. Выплаты процентов шли четко, без задержек. Казалось бы, все идет по плану.
Однако с определенного момента до инвестора стала доходить информация о том, что в компании начались задержки как с платежами, так и со своевременными поставками клиентам. Более того: один из партнеров, управляющих бизнесом, стал частенько играть в казино. Инвестор организовал конфиденциальные встречи с некоторыми сотрудниками, работающими в компании. А также кое с кем из поставщиков. После этих встреч стало ясно, что в оборотных средствах бизнеса зияет дыра не менее чем в полмиллиарда. На фоне миллиардных оборотов она была не слишком заметна, но стремительно увеличивалась.
В результате инвестор (тщательно продумав, как это сделать) договорился с партнерами о временном выводе своего капитала. Разумеется, когда капитал был выведен, его уже не инвестировали обратно. Что же до партнеров, управлявших бизнесом, то один из них угодил за решетку, а другой скрывается за границей.